22:33 

Два максошурфа.

Аарадия [DELETED user]
Приветствую всех! Хотелось бы выложить два своих скромных творения.

Судьбоносное жало.
Фэндом: Лабиринты Ехо, Макс Фрай.
Персонажи, пейринг: Шурф/Макс
Рейтинг: PG
Дикслеймер: Мне ничего не принадлежит, денег фиками не зарабатываю.
Размер: миди.

Судьбоносное жало.
Волею судеб и распоряжением господина Почтеннейшего Начальника нас занесло в Куманский Халифат. Работенка была не из приятных, хотя и вполне обыденная – в Ехо завелся опасный тип, повадившийся убивать ни в чем не повинных людей. А потом он спешно удрал сюда. Буквально за полчаса – Меламори, стоявшая на его следе, была немного обескуражена, когда след прервался, а его владелец бесследно исчез. Впрочем, Джуффину не понадобилось много времени, чтобы выяснить его местоположение. И мы с Шурфом отправились выполнять грязную работу по уничтожению тронувшегося умом мага-недоучки. Тронувшегося умом в буквальном смысле слова – безумием от него несло за версту, поэтому нашей задачей было доставить его обратно в Ехо и сдать на руки лекарям Приюта Безумных. Однако с этой задачей мы не справились – и теперь тело безвинно убиенного психа с прожженой на лоохи дыркой лежало у наших ног.
У меня не было другого выхода – либо я его убью, либо он Шурфа. Так уж все повернулось. У мерзкого пройдохи оказалась совершенно идеальная реакция, и ему удалось увернуться от парализующей перчатки и непостижимым образом оказаться за спиной моего друга. После чего у меня была доля секунды, времени на раздумья не было, и я решил плюнуть на этого грешного безумца. В буквальном смысле этого слова. Результат, как я уже и говорил, лежал у нас под ногами.
- Макс, у меня бы хватило времени увернуться от его молнии, которую он собирался выпустить мне в спину. Так что это ты зря. Распоряжение было немного иным. Ты всегда делаешь все слишком поспешно, тебе не мешало бы тренировать выдержку. Поверь мне, я и не из таких ситуаций выходил, а реакция у меня не хуже, чем у нашего почившего соперника.
Он смотрел на меня немного укоризненно. А я только возомнил себя героем, спасшим жизнь своему самому близкому другу. Эх... Впрочем, хуже никому не стало.
- Какая разница, дырку над ним в небе? Все равно его бы ждала участь до конца дней лежать овощем в Приюте Безумных. Не так уж много он потерял.
- Я не очень понял твоего сравнения нашего врага с овощами, но могу сказать тебе одно – приказы должны выполняться, а долг превыше всего. От нас не ждали самодеятельности.
- Ой, Шурф, не будь таким занудой, - сказал я, вытягиваясь на теплом песке, опершись спиной на огромный булыжник, - Фу, черт, скорпион!
Возле моей ноги было это противное порождение живой природы в хитиновом панцире. Я не очень-то боюсь таких тварей, но не хотелось бы стать жертвой ядовитого укуса – не самая приятная вещь на свете.
- Макс, не шевелись, - почти шепотом сказал Шурф.
Я повернулся к нему. Такой тревоги на обычно безэмоциональном лице своего друга я еще никогда не видел. Поэтому решил не спорить. Тем временем он снял защитную перчатку и направил смертоносную руку в сторону ни в чем пока не повинного, но потенциально опасного животного. Скорпион, судя по всему, почуял опасность, и решил найти убежище в складках моего лоохи. Я подскочил, как ошпаренный, когда почувствовал щекотание его лапок по своей ноге. Еще немного, и я завизжал бы, как девчонка. От испуга я начал хлопать себя по ногам, пытаясь сбить грешного скорпиона обратно на землю. Шурф что-то крикнул, но я его не расслышал. Наконец, мне удалось сбросить тварь на песок, однако из этой битвы я вышел с небольшими потерями – поганец таки умудрился меня ужалить. Его укус был не особо болезненным, я поморщился и потер укушенное место.
- Все-таки достал, черт возьми, - пробормотал я.
Мелькнула молния, и под моими ногами лежала кучка пепла, бывшая секунду назад скорпионом.
А вот дальнейшей реакции Шурфа я несказанно удивился.
Он подошел ко мне вплотную, в его глазах читалась одновременно печаль, обреченность и бешеный страх. Посмотрев мне в глаза пару секунд, он крепко стиснул меня в объятиях, да так, что я практически повис на нем, а ребра предательски хрустнули.
- Шуурф! Ты что? Ты так боишься этих тварей? Успокойся уже, ну подумаешь цапнул! Сейчас отлежусь и буду как новенький! Меня в свое время такой же, только в два раза больше, цапнул за палец, и ничего, живой. А вот ты мне сейчас все ребра поломаешь! – я попытался вырваться.
Он отстранился. Теперь его взгляд был донельзя обеспокоенным и печальным.
- Ты хочешь сказать, что в твоем мире скорпионы не ядовиты? – спросил он.
- Ну, ядовиты, конечно, но бывают вещи и похуже укуса скорпиона.
- Тогда присядь, пожалуйста, Макс. Грешные Магистры, ты же не знал. Да и откуда бы...
- Что случилось-то? – я начал пугаться – слишком разительна была перемена, произошедшая с моим другом, сохранявшим ранее хладнокровие даже в совершенно жутких ситуациях. Я машинально плюхнулся на горячий булыжник.
- Куманские скорпионы – самые опасные существа в мире. Я не преувеличиваю. Их яд убивает медленно, но всегда верно – у тебя есть две дюжины дней, после чего... – он запнулся – ты умрешь.
До меня не сразу дошло то, что он сказал. Но когда дошло, я подскочил.
- ЧТОО? То есть, ты хочешь сказать, что от укуса этой букашки я отправлюсь на тот свет?
Шурф только кивнул. Теперь-то я понимал его реакцию. И умирать мне совершенно не хотелось.
- Неужели нет противоядия?
- Есть.
Я вздохнул с облегчением.
- Ну, что же тогда ты меня пугаешь?
- Яд арварохской змеи нейтрализует яд скорпиона. Но убивает мгновенно, если не провести быстрое очищение крови.
Хрен редьки не слаще, оказывается...
- И...что? – мой голос стал глухим и каким-то чужим.
- И все, - лаконично ответил мне Шурф.
- Нет, должен быть какой-то выход, - я вскочил и начал ходить кругами, - Мы сейчас заберем труп этого пройдохи, поедем в Ехо, расскажем все Джуффину и он нам поможет. Он же все может, наверное. К тому же, может, он и не подействовал, этот грешный яд? Я ровным счетом ничего не ощущаю!
- А ты и не должен, - с горечью ответил мне друг, - первые ощущения придут где-то через десять дней. А потом ты будешь медленно... – он опять запнулся, - умирать.
Только сейчас до меня начала доходить безвыходность положения. И я не придумал ничего лучше, чем бухнуться на песок и заплакать. Не ожидал от себя такой истерики, но когда тебе говорят, что через две дюжины дней ты будешь покойником – и не такое устроишь.
Я почувствовал легкое прикосновение рук Шурфа, он сел рядом со мной и снова крепко обнял. На этот раз я просто уткнулся носом в его лоохи и продолжил жалеть свою жалкую задницу – страх близкой смерти обуял меня.
Так прошло где-то полчаса, и мой друг практически не шевелился, только положил мне руку на голову. Я поднял, наконец, глаза – он смотрел на меня взглядом, в котором читалась такая печаль, что я понял – дело действительно плохо.
- Я послал зов Джуффину, - сообщил Шурф.
- И что он говорит?
- Он шокирован. Шокирован настолько, что его хватило только, чтобы велеть нам ехать домой. Кстати, труп тоже надо прихватить.
Я посмотрел на неподвижное тело и подумал, что скоро сам буду таким же. От этой мысли мне снова захотелось расплакаться, но я сдержался. К Шурфу так и не вернулось его хладнокровие, хотя он безуспешно пытался привести себя в порядок.
- Макс...
- Да?
- Ладно, не важно. Садись, я поведу амобилер.
Он взмахнул рукой, извлекая наш транспорт из пригоршни, затем произвел обратное действие с трупом безумца и мы отправились домой.
Дорога проходила в подавленном молчании. Мы просто не понимали, что друг другу сказать в сложившихся обстоятельствах. Мне хотелось нести успокаивающий самого себя бред о том, что мы сейчас вернемся в Ехо и добрый волшебник Джуффин по мановению руки вернет все на круги своя, однако я прекрасно понимал, что все гораздо серьезнее, чем кажется. И как глупо, черт возьми, умирать от такой дурацкой случайности. И почему, интересно...
- Шурф, почему меч Мёнина не предупредил меня об опасности? Обычно он всегда срабатывал, когда мне угрожала смертельная беда. В конце концов, для этого он и нужен, этот грешный ножик!
Мой друг только пожал плечами. К нему постепенно возвращалось ледяное спокойствие, хотя я прекрасно понимал, что это лишь маска – только так он мог защитить и себя и меня от шквала эмоций. А я... Во мне родилось какое-то странное чувство – обреченная неизбежность, с которой рано или поздно придется смириться, и лучше рано, если я не хочу прожить остаток дней в истерике, словно экзальтированная дамочка.
- Шурф... Главное – не подавать вида, что что-то происходит, - неожиданно сказал я. Сам не знаю, почему я решил так.
- Ты на редкость мудр, Макс. Пожалуй, даже слишком, - он грустно улыбнулся уголками губ, - Смерть только так и стоит встречать.
- Да, пожалуй. Прости меня за истерику. Слишком внезапно все это.
Спустя несколько дней мы уже подъезжали к воротам Ехо.
У меня не было ни малейшего желания отдыхать, хотя ночевки в амобилере обычно вызывают у меня неукротимою жажду пару суток поспать сном младенца в любимой кровати. Сейчас явно было не до этого.
Даже не переодевшись, мы отправились в Дом у Моста. Шурф сразу отправился в морг, чтобы выгрузить тело грешного преступника, а я отправился прямиком к Джуффину, даже не представляя, что говорить. За все те дни, которые мы были в дороге, он ни разу не послал мне зов – неслыханное дело.
В кабинете Почтеннейшего Начальника я почувствовал еще более сильное напряжение. Когда я зашел, Джуффин стоял, отвернувшись к окну, опустив голову, будто напряженно думал о чем-то.
- А вот и ты, Макс, - потухшим голосом сказал он.
- Вот и я, - почему-то тупо повторил я.
- Серьезно, я даже не знаю, что и говорить тебе. В кои-то веки я никак, действительно никак не могу помочь тебе.
- Я это уже понял. И даже почти смирился со своей участью.
- Ты все делаешь быстро, - грустно улыбнулся мой начальник.
Фраза вышла весьма двусмысленной, поэтому я не удержался и брякнул.
- Ага, и умираю тоже.
- Поражаюсь – даже на пороге неизбежной смерти ты не потерял способности шутить.
- А это не шутка, это констатация факта, - мрачно ответил я.
В этот момент дверь отворилась и в кабинет вошел Шурф. Кивком поздоровавшись с Джуффином, он встал рядом со мной.
- Могу я кое о чем попросить вас? – спросил я Джуффина.
- Конечно, мальчик мой.
- Пусть вся эта история останется между нами. Я не хочу утирать сопли всему Тайному Сыску, - криво ухмыльнулся я.
- Я понимаю твое решение, даже сам хотел предложить это, - кивнул Джуффин.
- Трогательная забота о друзьях, Макс, - тихо сказал Шурф, - Ты сможешь столько времени жить, не подавая вида, что скоро все закончится? Я знаю твою эмоциональность...
- Думаю, да. В конце концов, у меня есть твои дыхательные упражнения, - ко мне внезапно начало возвращаться более-менее сносное настроение, видимо, я окончательно свыкся с мыслью, что недолго мне осталось топтать эту грешную землю, и не стоило отравлять эти жалкие недели тоской по себе любимому.
- Угу, только ты никогда не вспоминал о них в нужный момент.
- Ладно, я вот что скажу – никто ничего знать не должен, а когда придет время, что я не смогу доползти до своего рабочего места, просто скажем всем, что я уехал в командировку. А правду можете рассказать уже потом. Так будет проще для всех.
- Да, Макс. Иди домой. Тебе нужно отдохнуть.
Я только кивнул и отправился к любимой подушке – внезапно напала дичайшая сонливость.
***
- Этот мальчик гораздо храбрее, чем мне казалось, - грустно сказал Джуффин, когда Макс закрыл за собой дверь, - Он смотрит прямо в глаза смерти. Многому же он научился.
Шурф кивнул.
- Неужели нет способа? Первый раз я начинаю понимать, что такое – когда рушится непропорционально большая часть личной вселенной, грозящая утащить с собой все остальное... Это, пожалуй, страшнее собственной смерти.
- Ты стал так открыто говорить об этом...
- А какой смысл теперь-то скрывать? Точнее, делать вид, что скрываю – вы же давным-давно все понимаете.
- Понимаю. И гораздо больше, чем тебе кажется.
- В смысле?
- Иди спать, Шурф.
- Понятно. Как всегда, говорите загадками...
Он развернулся и широкими шагами вышел из кабинета.
***
Я с трудом представляю, какие душевные силы имеет этот мальчик – но он держится так бодро, словно действительно ничего не случилось. Даже мне требуются нечеловеческие усилия, чтобы не потерять над собой контроль – и последнее время это все сложнее и сложнее – прошла уже почти дюжина дней. Он не очень-то хорошо выглядит, но виду пока не подает. А мне страшно. Просто страшно. Страшно терять то, что только что обрел. Я никогда так не боялся.
Сегодня утром он зашел ко мне в кабинет. Кажется, самообладание начало изменять ему – на лице была такая гамма эмоций, что я понял – осталось совсем немного.
- Шурф, - деревянным тоном сказал он, - Кажется, началось.
Прищелкнув пальцами, он попытался выпустить Смертный Шар в стену. Вместо него вылетело зеленое облачко, которое тут же рассеялось. Силы покидали его.
Я только сдавленно кашлянул – сил говорить просто не было.
- И Меч Мёнина... Сегодня утром я понял, что он пропал.
- Пропал? – удивленно спросил я.
- Ну да, я его не чувствую. Думаю, что он понял, что уже не нужен и вернулся своему законному владельцу.
Неумолимо, минута за минутой, уходило время. Больше я не мог игнорировать себя и свои эмоции и снова обнял его. Он не вырывался, как тогда, в пустыне, а как-то неловко обхватил меня за шею и повис безвольной куклой.
- Не переживай за меня. В конце концов, кто знает, может, Мёнин был не прав, и Вершители не умирают навсегда? – в его голосе была надежда.
- Я бы не надеялся на это, - сдавленно ответил я, выпуская его. Пусть жестокая, но правда. Я долго размышлял об этом, когда Макс рассказал мне историю появления в его груди спасительного меча, и пришел к некоторым своим выводам. Озвучивать их не хотелось.
- Ну да, надежда – глупое чувство... Что ж, пойду-ка я домой, прилечь хочется.
- Иди... Хочешь, я зайду к тебе после службы?
- Спрашиваешь... Зайди, конечно.
Прошло еще дней пять. Он выглядел, словно привидение – исхудал, под глазами залегли тени... Кофа и Мелифаро периодически участливо предлагали ему отдохнуть несколько дней, на что он только криво улыбался. Никто по-прежнему ничего не подозревал.
Утром ко мне в кабинет вошел Джуффин.
- Что ж, Макс отправился в свою командировку. Он только что послал мне зов – удивительно, как его на это хватает.
- Уже?... Позвольте мне... кхм... поехать с ним.
- Я и не сомневался, что ты этого попросишь. Конечно. Ему нужна помощь, - отрывисто сказал он и вышел.
Я отправился к Максу. Он лежал в кровати и что-то читал. Дверь, как обычно, была не заперта.
- Я так и думал, что ты придешь, Шурф, - мягко и как будто виновато улыбнулся он, - Сегодня я даже встать не смог.
- Лежи. Тебе что-нибудь нужно?
- Да нет... Я даже есть не хочу.
- На тебя не похоже, - я пытался улыбнуться, но не выходило.
- И не говори... Никогда не думал, что в меня даже кружка камры не влезет. Ничего не хочется. О, Шурф, принеси мне кое-что почитать.
- Что именно?
- Ты будешь смеяться, наверное, но «Легенды Ехо».
Я удивленно поднял бровь.
- Но это же детская книжка.
- Детская, взрослая – какая, к черту, разница? Мое-то детство прошло немного не здесь.
- Ладно, твоя правда.
Детская книжка... Ему тридцать лет – в нашем мире ее в этом возрасте и читают. Я начинал терять самообладание – моя личная вселенная, самое надежное, что только может быть, как считал Макс, грозила рухнуть и разбиться на тысячу осколков.
Книгу я ему принес.
Ему приходилось очень не сладко – постоянно заводил в очередной раз разговоры о вариантах его спасения. Смирился, да не до конца.
- А что, если сделать это... как ты там говорил... Промывание крови?
- Оно бы помогло секунд через тридцать после укуса. Это невозможно было сделать посреди пустыни, иначе бы я помог тебе – яд распространяется очень быстро.
- А что еще?...
- Ничего, Макс, - горько отвечаю я.
Последние три дня он почти все время спит, изредка читает. Есть он перестал совсем. Похож на скелет, обтянутый кожей. Иногда приходит Джуффин, но все реже – ему тоже больно смотреть, но я не могу отлучиться ни на миг. Спать перестал, только сижу и смотрю на него. Иногда мы разговариваем о том, что же будет дальше – у него свои теории, одна другой безумнее, а я даже не знаю, что ему ответить – не хочу отбирать у него надежду.
***
Сегодня начался горячечный бред. Он не может очнуться, только мечется по кровати. Прикладываю смоченное ледяной водой полотенце к голове – затихает. Он вряд ли меня слышит, а я шепчу то, что так и не решился сказать за все это время. Так и не услышит. Я не знаю, то ли корить себя за это, то ли нет – вспоминая о порядках его родины, я не думаю, что это принесло бы ему много радости. Тем лучше. Для нас обоих. Но сейчас я обязан обо всем рассказать. Пусть он и не услышит меня, не поймет.
Открывает глаза, но в них уже нет искры жизни – затухает. Смотрит куда-то мимо меня, в пустоту, пытается что-то говорить. Глупая, глупая, совершенно нелепая смерть. Начинаю винить себя – мог бы раньше заметить этого грешного скорпиона. Макс бы, наверное, начал переубеждать меня, но я считаю виноватым только себя.
Смотрит... В пустоту... Не могу выносить его взгляд, отворачиваюсь.
А когда поворачиваюсь, вижу остекленевшие глаза. Кажется, я уже и забыл, что такое слезы...
Обнимаю его и рыдаю. Конец. Моя вселенная разбивается на тысячу осколков.
Встаю, начинаю ходить по комнате. Мои глаза натыкаются на книгу, которую он читал. Беру ее. Одна страница заложена. «Кровь Шеоны», древняя сказка. У меня начинают дрожать руки. Неужели он хотел мне что-то сказать? Нет, это невозможно. Во-первых, это сказка, а во-вторых...Нет, невозможно. Но мне кажется, что я схожу с ума. Отбрасываю книгу, посылаю зов Джуффину.
«Все»
«Все...» - эхом повторяет он, - «Я сообщу ребятам, они должны знать».
«Подождите. Не надо пока ничего говорить.»
«Что ты задумал, Шурф?»
«Не важно. Но если что – вы сами сможете сдать меня в Приют Безумных, я даже не буду сопротивляться».
«Шурф, не надо...Ничего не надо, ты же знаешь, что все кончено».
«Дайте мне несколько дней. И не приходите сюда, главное – не прощайтесь с ним».
«Ты уверен, что с тобой все в порядке? Никто не умеет воскрешать мертвых Вершителей».
«Я не уверен, но я же сказал – я сам сдамся на руки лекарям, мне терять уже нечего».
«Делай, что считаешь нужным», - обреченно соглашается он, - «Но надеяться уже не на что».
«Возможно. Но не мешайте мне».
«Даю тебе три дня, и никак иначе. Мне все это не нравится, но ты и сам поймешь...Отбой»
«Отбой».
В горле защекотало и слезы навернулись снова – этому словечку нас научил Макс. Я старался не смотреть в сторону холодеющего тела, лежащего на кровати. Если я все правильно понял, то надежда есть, каким бы глупым ни было это чувство.
Я буквально выбежал из дома, крепко заперев за собой двери – никто не должен потревожить твой покой.
«Кровь Шеоны» - это древняя легенда о цветке, который вытягивал души умерших из загробного мира. Собственно, сам цветок никогда не был легендой – эти белые цветы, похожие на лилии из мира Макса, росли в садах, неподалеку от Ехо, но детская сказка гласила, что если два человека искренне и преданно любят друг друга, то цветок становится проводником в мир мертвых, и душа возвращается. Я, пожалуй, действительно сошел с ума, раз поверил в подобное. Рациональное мышление напомнило мне, что даже если таинственная субстанция под названием «душа» вернется в тело Макса, то ничего не получится, если тело будет не пригодно к ее возвращению. Поэтому я должен был совершить самый сумасшедший поступок в своей жизни – исцелить мертвое тело.
Для начала нужно было достать яд арварохской змеи. Это было не так-то сложно, хотя и придется нарушить некоторые служебные инструкции. Да и гори они белым огнем.
Через полчаса я стоял под дверью человека, которого сам же и арестовывал – лет пятьдесят назад я упек этого человека в Холоми за торговлю орудиями убийства. Я подозревал, даже знал, что он продолжил свою деятельность после выхода из тюрьмы, однако прямых доказательств у Тайного Сыска и полиции не было, поэтому его оставили в покое.
Обрюзгший мужчина с неприятным лицом открыл мне и отшатнулся от дверей.
- Сэр Шурф, - заискивающим тоном сказал он, - Чем я могу помочь вам?
- Пусти, - только и сказал я, удивившись своему хриплому голосу.
Он пропустил меня внутрь.
- Яд арварохской змеи. Он есть у тебя, я знаю.
- Н-нет, что вы говорите! У меня хватило ума завязать со своей деятельностью.
- Не отнекивайся, я не арестовывать тебя пришел. Плачу любые деньги, - сам удивляюсь теперь, как я мог все это делать и говорить, но у меня не было другого выбора.
Выражение лица пройдохи сменилось сначала на подозрительное, а затем на насмешливое. Очевидно, на моем лице было написано, что я не в себе. Впрочем, он всегда был легковерным.
- Откуда мне знать, что ты не ловишь меня на крючок?
- Оттуда. Мне дать тебе клятву?
- Пожалуй.
Я торжественно поклялся ему, что не собираюсь его арестовывать , чувствуя себя почему-то полным дураком.
Затем он велел мне подождать, а сам спустился в подвал. Оттуда он вернулся с пузырьком, в котором плескалась мутно-зеленая жидкость. Я расстался с половиной своего месячного жалования и пообещал наглецу, что если он надумает кому-то рассказать о сегодняшнем инциденте, то его ждет уже не Холоми , а встреча с моей смертоносной перчаткой.
Потом я поехал, за цветком. Это оказалось не в пример проще, чем добыть яд змеи. Несмотря на то,что они росли повсеместно, я еще не слышал, чтобы кто-то с их помощью занимался оживлением мертвых – даже самые страстные влюбленные. Впрочем, мало кто верит в сказки...
***
Я умирал. Если верить Шурфу, оставались считанные дни. Я развлекал себя чтением детских сказок – не знаю, почему, но это чтиво лучше всего остального успокаивало мои нервы и прогоняло из головы мысли о приближающемся конце. Периодически эмоции брали верх, и тогда я истерически выспрашивал у Шурфа любой способ спасти мою грешную задницу, хотя и знал, что если бы такой способ был, то он сейчас бы не сидел рядом со мной, безнадежно глядя то на меня, то на стену. Иногда мы говорили о загробном мире. Судя по его словам, он знает то, чего не знаю я – какие-то подробности о смерти Вершителей. Впрочем, Мёнин говорил, что мы умираем навсегда. Думаю, этого хватало.
Прошло несколько дней. Он не отходил от моей кровати – и как у него только хватало сил? Старался поддерживать свое хладнокровие, но плохо получалось. Я уже почти не мог сосредоточиться, периодически впадал в забытье, где мне слышался призрачный голос Шурфа.
Вскоре я уже не мог даже читать. Зачем-то положил в книгу закладку – будто бы я вернусь когда-нибудь к ее чтению...
А потом стало совсем плохо.
Приходя в себя, я понимал, что даже взгляд сфокусировать не могу, и снова закрывал глаза. Его лицо стало едва различимым мутным пятном, как и все вокруг. Было больно, обжигающе жарко, во рту было словно толченое стекло, голова раскалывалась на части, а мир кружился вокруг меня, как какая-то безумная карусель. А потом все кончилось. Потом я умер.
Никогда не думал, что смерть – это такое облегчение.
То, что происходило дальше – самое странное, что случалось в моей недолгой жизни.
Я почувстсвовал небывалую легкость – меня неудержимо тянуло куда-то вверх, в темноту, а потом все замерло. Ко мне вернулось зрение и память. Это было все, что осталось от меня. Кругом была сияющая белизна и свет. Каким-то образом я понял, что могу говорить.
- Где я?, - мой слабый голос потонул в бездне света.
И бездна ответила.
- На твоей родине это место назвали бы чистилищем. Ты умер, Макс.
Голос окружал меня, он не был ни тихим, ни громким, ни мужским, ни женским – это практически невозможно описать, но у него не было никаких признаков.
- Да уж, спасибо, я в курсе.
- Что ты хочешь знать, Вершитель?
- Я хочу знать только одно – как мне выбраться из этого грешного местечка и вернуться обратно.
- Это невозможно.
- Как невозможно? Вершитель я или нет? – на меня накатывало раздражение.
- Здесь твоя сила не имеет никакого значения. Ты больше не можешь использовать свои способности.
- И... Что теперь будет?, - я внезапно почувствовал, что у меня пропадают все чувства и эмоции, остается только разум и желание узнать хоть что-то о том, что же со мной происходит.
- Ты же знаешь, как умирают Вершители?
- Нет, - глупо брякнул я.
- Знаешь. Это навсегда. Если тебе нужно знать подробнее – я отвечу на все твои вопросы.
- Что значит «навсегда»? Что дальше будет?
- Ты сам прекрасно знаешь, что такое «навсегда». А дальше не будет ничего.
- Стоп, а ты вообще кто?
- Это не имеет никакого значения.
- Что значит, не будет ничего? Я исчезну?
- Да.
- Вот оно значит как...
- Знаешь, Макс, - голос вдруг решил, что пришло время откровений, - На твоей родине рождаются сотни Вершителей. И твой мир таков, что большинству людей удобнее верить, что после смерти все заканчивается. Некоторые мудрецы считают, что небытие – это высшее благо. Они действительно мудры, и ты это поймешь.
- То есть, Вершители исчезают в небытие?
- Именно так.
- А другие?
- А что тебе до других? Впрочем, если это тебя интересует, я отвечу. Существует бесчисленное множество миров, и каждому живому существу дается, как это говорится у тебя на родине, по его вере. Рай или ад, перерождение, еще что-то – верований столько же, сколько и существ, населяющих миры. И это, если можно так выразиться, исполнение их последнего желание и уход существа дальше в колесе Существования.
- А Вершители? Чем они не угодили?
- Подумай сам, Макс. Мир держится на одном законе – законе Вселенского Равновесия. Все, что ты получаешь в своей жизни, должно иметь противовес – плату. Иначе нарушается гармония существования и ткань мира может порваться. Вершитель получает все, что он пожелает, поэтому рано или поздно он должен исчезнуть, иначе одна из чаш весов, если тебе понятна эта метафора, перевесит, а это ведет к самым ужасным последствиям для всего мироздания. Но этого не случается – все Вершители умирают, рано или поздно, так или иначе.
Странно, но я даже не удивился – все казалось логичным и правильным.
- Допустим. Что же я тут делаю, если должен, по твоим словам, раствориться в небытие?
- Все сюда попадают. Ты получаешь ответы на свои вопросы. А еще – ты должен смириться и принять участь, которая тебя ждет.
- А если не приму?
- Рано или поздно примешь. Все принимают.
- Но какая глупая смерть... И почему меч не спас меня?
- У каждого Вершителя есть что-то, что ограждает его от умирания – как правило, эту вещь он создает сам тем или иным образом. Сам знаешь, достаточно только пожелать. Но если бы это могло их спасать вечно – они бы не умирали. Их смерть неизбежна, и почти всегда внезапна и глупа.
- Я ничего не понял.
- Не мудрено. Как бы ни были могущественны эти вещи, они не могут спасать тебя вечно, иначе бы это нарушало закон Всемирного Равновесия. Чем серьезнее ситуация – тем лучше работает твой «спаситель».
- То есть, я так и должен был умереть – совершенно случайно?
- Не бывает случайности, бывает только неизбежность. Твоя смерть была неизбежна. Не имеет значения, случись это сейчас или через сотню лет.
- Еще как имеет, - возразил я.
- Для Вечности и Мироздания – нет.
- Ну тогда верни меня на место, я поживу еще хоть сотню лет. Да что там... Хоть год мне дай, - я почувствовал, что эмоции снова накатывают на меня.
- Я не могу тебе ничего дать. Точнее, могу, но не сделаю этого – твое тело умерло, твой срок истек. Смирись с этим. Душа не может существовать в мертвом теле.
- Но...
- Да, Макс. Без тела ты можешь существовать только здесь. Переселить тебя в другое тело я не могу – непозволительная роскошь для Вершителя. Я, конечно, в какой-то степени, всемогущее создание, но и у меня есть свои служебные обязанности, знаешь ли.
- А если мое тело будет готово к вселению души? – почему-то спросил я. Интуиция подсказывала, что где-то существует выход, пока я еще стою здесь и треплюсь с этим невидимым и всемогущим стражем.
- Это практически невозможно. Тело разлагается быстро, оно убито ядом.
- Все-то ты знаешь...
- Разумеется. Здесь хранится вся существующая информация.
- Да подожди ты со своей информацией. Если мое тело будет пригодно к жизни, ты выпустишь меня отсюда? – почему-то этот вопрос сейчас занимал меня больше всего, невзирая на то, что я прекрасно знал обстоятельства собственной смерти.
- Нет.
- Почему?
- Это не в моих силах.
- Ты же всемогущий.
- Не настолько, чтобы вернуть Вершителя.
- Ишь, заладил...
- Смирись.
Кажется, мне ничего не оставалось, кроме как окончательно смириться со своей участью и принять неизбежное. Однако что-то останавливало меня. Я прекрасно понял, что стоит мне принять свою смерть, как данность – и пропадет навеки сэр Макс из Ехо, а пока от меня что-то остается, есть надежда. И откуда у меня взялась только эта надежда?
Неожиданно, все вокруг стало ярко-красным и заклубилось. Свет стал меркнуть.
- Что происходит?
Голос на этот раз отвечал глухо, но все так же спокойно.
- Древняя магия. Такое случалось в давние времена. Очень давно.
- Что за магия, черт возьми?
- Твою душу вытягивает отсюда. Есть только одна сила, способная победить смерть.
- И что же это за сила? И почему ты мне раньше не сказал?
- Ты сам поймешь, что это за сила. А почему не сказал... Потому что сейчас это не происходит. Люди не верят в ее могущество. Что ж, я могу ошибаться. Как и любое существо, - голос стал почти неслышным, а потом наступила темнота. И боль. Знак того, что я жив.
Боль была невыносимой – похоже, ко мне решил вернуться мой верный меч, но кроме нее я чувствовал еще что-то. Прикосновения... Какой-то тихий шепот, странно знакомый. Неужели меня кто-то вытащил из этого грешного места?
Наконец я смог открыть глаза. Опять белый свет. Лежу где-то, на чем-то жестком, будто на столе. А рядом тихий шепот, с таким облегчением произносящий:
- Живой...
- Да, живой, - мой голос был тихим и слабым, - Но как, Шурф, как?
- Потом, все потом, - шептал он, обнимая мое ослабевшее тело, которое все еще болело. Моих сил хватило разве что на то, чтобы поднять одну руку – все-таки, с того света вернулся. А вот Шурфа мое воскрешение, похоже, поразило куда больше, чем смерть – он уткнулся лицом в мое плечо и то ли рыдал, то ли смеялся – я всерьез подумал, что он сошел с ума. Наконец, он сумел немного обуздать свои эмоции и посмотрел на меня. Его лицо сияло. Он подхватил меня на руки, словно пушинку – неужели я так исхудал? – и бережно понес куда-то. Я снова потерял сознание. На этот раз, хвала всем богам, ненадолго.
Очнулся я у себя дома, на кровати. Рядом сидел все так же сияющий Шурф, рядом с ним сидел не менее счастливый Джуффин, и оба смотрели на меня, ожидая, когда я наконец отрою глаза.
- И что произошло со мной, кто-нибудь расскажет?, - я попытался сесть, но у меня не получилось, сил хватило только чтобы слегка приподняться на локте.
- Ты умер. А потом воскрес. Точнее, Шурф воскресил тебя.
- Но как?
- Ты же сам оставил мне знак, Макс, - тихо сказал мой друг.
- Знак? – он умудрился меня озадачить.
- Ну, да. «Кровь Шеоны». Древняя легенда.
- Первый раз слышу.
- Ты что, потерял память? – обеспокоенно спросил Шурф, - ты же оставил закладку в той книге, которую читал. «Легенды Ехо». А я-то думал, зачем тебе эта детская книжонка?
- Эта детская книжонка всего лишь неплохо успокаивала меня. Пока я не дошел до такого состояния, что читать уже просто не мог. Всего-то...
- Но тогда получается... Это была случайность?
Я вспомнил слова странного создания, с которым общался в «чистилище».
- Не бывает случайности. Только неизбежность.
Джуффин фыркнул.
- Какой ты мудрый стал, сил нет. Смерть пошла тебе на пользу, я смотрю.
Мы облегченно рассмеялись.
- Что ж, ребята, я оставляю вас вдвоем. Думаю, вам есть, что обсудить.
С этими словами он покинул нас. Как только за начальником закрылась дверь, я собрал все свои жалкие силы, поднялся и повис на шее у своего спасителя.
- Шурф... Теперь, мне кажется, я должен сказать тебе это. А то вдруг я когда-нибудь еще раз умру, а ты и не узнаешь... Ты мне уже давно стал гораздо больше, чем другом. Думай теперь, что хочешь на мой счет, даже если тебя это шокирует, мне уже все равно, если ты вытащил меня с того света, в конце концов... В общем, вот.
Не знаю, понял ли он, что я имел в виду из моего сбивчивого монолога – сил сказать напрямую у меня так и не хватило. Однако я почувствовал ласковые прикосновения – он гладил меня по голове и крепко прижимал к себе.
- Я все знаю, мальчик, все знаю...
- Но откуда?
- Если бы это было не так, я бы не смог спасти тебя. Только любовь может быть сильнее смерти... Так гласит древняя легенда. И этот грешный цветок... Древняя, почти сказочная магия...
- Шурф, стой... Поподробнее, пожалуйста... Расскажи наконец, как тебе это удалось. В ответ получишь от меня сказочку про то, что происходит после смерти.
- Хм. Это было бы в высшей степени познавательно, - к моему другу возвращался прежний профессорский тон, - Что ж, я обязан тебе рассказать, как же это все получилось. Когда ты умер, мне показалось, что я сошел с ума. Я зачем-то взял книгу, которую ты читал, и увидел в ней закладку. «Кровь Шеоны» - на этом месте ты остановился, а я подумал, что ты таким образом даешь мне знак, и получил совершенно безумную надежду.
- Погоди. Что за Шеона такая?
- Легенда гласит, что цветок Кровь Шеоны обладает способностью вытаскивать души умерших с того света. Но только взаимная любовь может притянуть душу.
- Взаимная любовь... – эхом отозвался я.
- Да, ты все правильно понял.
Такого я никак не ожидал. Если так, то...
Мое признание, произнесенное пару минут назад, уже не казалось таким великим и шокирующим откровением. Мне внезапно стало так спокойно – я понял, что все наконец-то идет так, как нужно.
- Но ты продолжай, продолжай, - мое любопытство брало верх.
- А что продолжать? Уже было все равно, у меня было несколько часов в запасе, чтобы спасти твое тело, пока в нем не наступили необратимые изменения, я добыл яд арварохской змеи, отнес тебя к своему знакомому знахарю. Не переживай, он ничего не знает, просто его комнаты, где он принимает больных, подходили лучше всего, а на этого человека я могу положиться. Затем я ввел тебе яд этой грешной змеи, промыл кровь. Это, кстати, довольно сложная процедура на грани медицины и магии, и я опасался, что для мертвого тела она не будет иметь эффекта, однако все получилось, как нельзя лучше. Я уже говорил, но повторюсь еще раз – я чувствовал себя совершенно безумным, думал, что действительно сошел с ума, когда пытался исцелить твое мертвое тело, однако делал то, что задумал. После всего я провел древний ритуал с Кровью Шеоны – в детской книжке, он, разумеется, описан не так, как нужно, но я знаком с такой магией. Требовалась моя кровь, цветок и... и взаимное чувство. В последнем я здорово сомневался. Точнее, сомневался я в тебе – вспоминая, какие обычаи царят на твоей родине. Но не забывай, я сам подумал, что ты оставил мне знак, поэтому поверил в это...
- Поверил... – снова отозвался я, - И оказался прав.
Наверное, я покраснел до ушей.
- Макс... Теперь-то все будет хорошо?
- Ты меня спрашиваешь? Но одно я для себя уяснил – мне нужно опасаться только одного – смертоносных случайностей.
- Я постараюсь уберечь тебя от них. Даже если мне придется пожертвовать собой.
- Вот только этого не надо.
-Макс...
-Шурф...
Все возвращалось на круги своя. Все было так, как должно быть.

Фандом: Макс Фрай
Пейринг: Шурф/Макс
Рейтинг: PG
Дисклеймер: Мне, как обычно, ничего.

Мелифаро был восхитительно пьян. Я, если честно, не сразу разобрал, по какому поводу он затеял это безумство, но когда он послал мне зов, чтобы притащить в «Смеющийся скелет», я, грешным делом, подумал, что с ним случилось что-то серьезное. Когда я был на месте, то обнаружил там своего друга, одиноко сидящего за столиком и в одиночестве поглощающего «джубатыкскую пьянь». Рядом ютились пустые бутылки – очевидно он начинал с чего-то полегче, но через какое-то время, судя по всему, просто стало наплевать.
- Что у тебя случилось, чудовище? – обреченно спросил я, догадываясь, кому выпадет огромная честь тащить Дневную задницу до дома.
- М-макс... – он поднял на меня затуманеный взгляд и сделал скорбное лицо. Получилось скорее комично, чем скорбно, учитывая его состояние, - Маакс, мне одиноко...
- И ты, конечно же, решил, что я тот, кто идеально скрасит твое грешное одиночество. Спасибо, мне должно быть бесконечно приятно. Расскажи мне, чудо мое, что заставило тебя так надраться?
- Н-ничего, - он внезапно посмотрел на меня совершенно серьезно, - Просто так.
Я недоверчиво уставился на него.
- Тебе делать нечего?
- Именно так. Могу я вообще позволить себе расслабиться?
- Можешь. Но желательно, чтобы ты не выглядел при этом, как портовый грузчик. Заместитель начальника Тайного Сыска, тоже мне!
- Да ты не понимаешь. Никто меня не понимает... К-кенлех уехала к своим сестрицам, собрала вещи и заявила, что нам необходимо отдохнуть друг от друга! – неожиданно Мелифаро понесло откровенничать.
- Так. Все ясно, - я отобрал у него початую бутылку и послал зов его незабвенной женушке.
«Хороший вечер, Кенлех. Что у вас случилось» - я решил не тянуть с разговором.
«Привет, Макс. На самом деле, ничего особенного не случилось. Просто... Не говори только этого моему мужу, ладно? Я смертельно устала от него. Не могу сказать этого ему в лицо, поэтому пробормотала что-то невразумительное и уехала. Мне нужно хотя бы дюжину дней пожить отдельно от него, понимаешь?».
«Еще бы не понимать. Этого попугая никто дольше двух часов вынести не способен, ты еще героиня у нас. Ладно, я могу сказать ему, что он может надеяться на твое возвращение?»
«Разумеется. Я же сказала – это ненадолго. Только не говори ему, пожалуйста, что он мне надоел» - повторила Кенлех.
«Хорошо. Отбой» - вздохнул я.
Мелифаро тем временем опять присвоил себе бутыль, которую я вырвал у него из рук в момент, когда тот был готов присосаться к ее горлышку, и твердо поставил на стол.
- Все, хватит. Отправляйся домой, я провожу тебя.
- Н-но Кенлех...
- Успокойся, кошмарище, ты достал бедную девочку так, что она отправилась к сестрам, чтобы провести без тебя хотя бы несколько дней.
- Вот как, значит, - он туманно посмотрел на меня, - Я подумал, что все, конец.
Его взгляд так и не приобрел осмысленности.
- Нет. Так бывает. Просто дай человеку отдохнуть, - вздохнул я.
- Я...не знал, что от любимых людей надо отдыхать, - обиженно протянул он, - Так не бывает.
- Бывает, бывает.
- Т-тебе хорошо говорить, у тебя есть человек, который тебя любит.
Его слова прошлись острым ножом по моему сердцу – я еще не до конца отошел от того, что случилось с Теххи.
- Тебе еще и память отбило по пьяной лавочке? – я начинал злиться, - Сейчас я представляю из себя самого что ни на есть одинокого и несчастного человека во всем Тайном Сыске.
- Ничего мне не отбило. Т-ты забыл, что я замечательно вижу все, что происходит с людьми и могу заглянуть под любое наваждение?
- Ты к чему это? – понимая, что это может оказаться обыкновенной чушью под влиянием хмельных паров, я все равно насторожился.
- К чему, к чему... Обрати внимание на своих...коллег, и сам все поймешь.
- Ты на что намекаешь, Дневная задница?!
- А вот на то. Будто бы я не вижу... какими глазами он на тебя смотрит. Да этот парень за тебя душу отдаст, если понадобится!
- Ты что несешь?! – я вконец разозлился на его бред, - Какой такой парень?
- Ах да, я и забыл, что такие, как ты, весьма болезненно воспринимают т-такие отношения!
- Мелифаро, заткнись. Ты сам не понимаешь, что говоришь.
- Прекрасно понимаю! Нет, я ничего больше тебе не скажу. Ты все равно не поверишь, - с этими словами он захихикал.
- Все, уймись. Парни ему какие-то влюбленные мерещатся, докатился! Поднимайся, отвезу тебя домой.
Он опять погрустнел.
- А дома п-пусто и нет никого!
- Прости, чудо мое, не смогу составить тебе компанию.
С этими словами я протянул ему руку, Мелифаро встал и, пошатываясь, побрел к моему амобилеру.
Всю дорогу он не прекращал ныть, и я почувствовал невероятное облегчение, когда высадил его около дома, куда он безропотно направился постепенно выравнивающейся походкой – холодный осенний ветер с Хурона отлично проветривал голову.
А я, убедившись, что мой друг благополучно добрался до пункта назначения и запер за собой дверь, отправился на службу. Эта ночь обещала быть спокойной.
Однако у меня из головы никак не шли слова Мелифаро о том, что есть какой-то неизвестный человек, питающий ко мне более чем теплые чувства. Да еще и у меня под боком, прямо в Тайном Сыске, где я каждого знаю, как облупленного. Такое просто не укладывалось у меня в голове. Разве что... Нет, это бред. Вершитель я или нет, но некоторым моим тайным желания все же лучше не сбываться, ибо это грозит перевернуть с ног на голову все мои представления о людях и о мире, который меня окружает. Помотав головой, чтобы прогнать навязчивые мысли, не в добрый час пришедшие в мою голову, я притормозил у входа в Дом у Моста и пошел занимать свое рабочее место.
В резиденции Тайного Сыска царила звенящая тишина, на работе был только Джуффин, который, буркнув мне что-то недовольно, отправился домой, и я остался один. От скуки я решил зайти в кабинет Шурфа, чтобы посмотреть на его книги – последнее время он здорово пристрастил меня к чтению. К тому же, его кабинет меня всегда умиротворял. Всегда, когда я находился в расстроенных чувствах, общество Шурфа или пространство, пропитанное его спокойной энергетикой, приводили меня в порядок.
Зайдя в кабинет, я увидел на рабочем столе своего друга его знаменитую тетрадь, с которой он никогда не расставался. Признаться, это здорово меня удивило – не в привычках моего друга было оставлять вещи, тем более, такого личного плана. Меня одолевали противоречивые чувства – с одной стороны, хотелось посмотреть, что же он там пишет – насколько я знаю, это был его личный дневник и по совместительству цитатник, куда он записывал понравившиеся мудрые мысли, а с другой – уважение к личным вещам друга все-таки брало верх. Поэтому, покрутив в руках его тетрадь, я вернул ее на место, взял из книжного шкафа первый попавшийся объемистый том, уселся на подоконник и углубился в чтение. Похоже, мне досталась одна из скучнейших книг в этом мире – как раз в духе Шурфа, однако сейчас это не имело значения. Мне нравилось просто находиться здесь, а все, что напоминало мне о Лонли-Локли, казалось мне таким спокойным, правильным и умиротворяющим, а это было то, что мне больше всего нужно.
После слов Мелифаро я не находил себе место – кажется, эта идея захватила меня полностью. Дело в том, что я уже довольно давно понял, что отношусь к одному из своих близких людей, пожалуй, как к кому-то несравнимо большему, чем другу. Это чувство меня, надо признать, пугало и вводило в полнейшее замешательство – ибо раньше я и помыслить не мог о подобном . Джуффин как-то сказал мне, что мир меняет человека – и я сейчас почувствовал это на своей шкуре. В моем мире все было просто – противоположный пол – это хорошо и правильно, свой – плохо, мерзко и в корне непорядочно. И я поневоле начинал считать так же. Если быть более точным, то раньше я просто об этом не задумывался, а мир, свободный от предрассудков и стереотипов чуть сильнее, чем мой собственный, постепенно раскрепощал мое сознание. И это пугало. Поэтому в один прекрасный момент, когда меня захлестнули совсем не дружеские чувства к своему коллеге и доброму другу, я еле держал себя в руках. Теперь я не видел в этом ничего предосудительного – скорее безумно двойственное ощущение, когда пережитки старого, покинутого мной мира, отдаются эхом в обновленном сознании.
Поэтому я, не подавая вида, пытался просто быть ближе к нему, насколько я мог себе это позволить, не выдавая себя. А после слов Мелифаро в моей душе появилась совершенно безумная надежда на то, что мои странные чувства наконец обретают какую-то взаимность. Он не называл имен, но я хотел верить, что он говорил именно об этом человеке. В конце концов, мои желания рано или поздно исполняются... Почему-то эта мысль напрягала меня сильнее всего – мне начинало казаться, что исполнение моих желаний, когда это связывало меня с другими людьми есть некое вмешательство в их судьбу и принуждение к тому, чего с ними, не будь меня, не случилось. Впрочем, успокаивал я себя, не будь меня, не случилось бы очень и очень многого – ведь все люди меняют мир и людей вокруг себя – просто, возможно, я делаю это чуть лучше и чуть качественнее.
От размышлений меня отвлек скрип двери. На пороге стоял Шурф.
- Хороший день, Макс, - поздоровался он, и через секунду его обычно невозмутимое лицо стало строгим и взволнованным одновременно. Я отметил, что начинаю подмечать малейшие оттенки его эмоций и от этого почему-то стало приятно и тепло на сердце. А вот его настроение в данный момент меня немного напугало.
- Ты брал мою тетрадь? – строго спросил он.
Я решил, что врать нет смысла.
- Да, брал... – договорить я не успел.
- Макс, тебя не учили, что брать чужие ЛИЧНЫЕ вещи – это верх некультурности? – раздраженно и возмущенно спросил он.
- Дослушай, Шурф. Я бы никогда себе не позволил читать то, что ты пишешь. За кого ты меня принимаешь? Да, скажу правду, я хотел. Но не стал.
Он заметно успокоился.
- Ладно, Макс, я тебе верю. В конце концов, ты не умеешь врать, любую неправду, которую ты говоришь, я прекрасно вижу.
Мне показалось или его голос потеплел, когда он это говорил?
- Это моя ошибка – выходя из кабинета, я не подумал о том, чтобы забрать свои записи, ведь кроме меня, никого еще не было.
- Никто не идеален, Шурф, - весело ответил я.
- Да уж.
- Хотя, после того, как мне пришлось на своем горбу переть домой пьяного Мелифаро, идеальным покажется даже Лойсо Пондохва в лучшие годы.
- Макс, ты преувеличиваешь. Пьяный Мелифаро? И что же заставило его дойти до такого непотребного состояния?
- Кенлех не выдержала его общества, и убежала к сестричкам. Он решил, что она ушла от него навсегда и надрался, как свинья.
- Неразумное поведение. Я потом поговорю с ним – такие поступки бросают тень на служащих Тайного Сыска, должно же быть какое-то самоуважение.
- Да уж, он такую чушь нес – про то, что какой-то парень из нашей компании строит мне глазки.
Смотрю на его реакцию – лицо все так же непроницаемо, даже бровью не ведет.
- Мало ли, что Мелифаро болтает по пьяни. Хотя, надо отдать ему должное – он умеет видеть то, что люди тщательно скрывают, хоть и не показывает этого, а ведет себя, как неразумное дитя.
Что бы это могло значить?
- А ты что думаешь о подобном?
Сердца бьются, как бешеные птицы в тесной клетке.
- О чем конкретно?
- Ну, об отношениях... двух мужчин?
- А, это, - он пожал плечами, - Я уже говорил, что для меня нет большой разницы между мужчинами и женщинами, сказывается мое происхождение. Я же говорил тебе об этом.
Конечно, ты говорил. Я могу поклясться, что помню большинство наших разговоров. Но сейчас опять зачем-то спросил.
- Ясно...
- Ладно, Макс, мне пора отправляться домой.
- Хорошей ночи!
- Да, и тебе.
В дверях оборачивается.
- Кстати, не забывай, пожалуйста, о дыхательных упражнениях – твое волнение выдает тебя с головой.
Поворачивается и невозмутимо выходит.
Я чуть не свалился с подоконника.
Что он имел в виду? Что-то понял? Да уж, я не лучший образец самоконтроля, но до сих пор мне казалось, что я хорошо скрываю свои чувства.
Перевожу взгляд на стол – он не забрал свою грешную тетрадь. Как будто для меня ее оставил. Нет, не буду читать.
***

Дни тянулись, как резина. Ровным счетом ничего не происходило, мы приходили на работу ради галочки , выпрашивали у Джуффина Дни свободы от забот – в любом случае, если бы понадобилось, на ноги бы поставили весь Тайный сыск не больше, чем за полчаса. Только Шурф, казалось, сидел свое время от звонка до звонка, даже не думая воспользоваться временным затишьем – работал с бумагами, переписывал и проверял горы отчетов – я бы уже рехнулся, а для него это было лучшим времяпрепровождением – воистину, вот на чьих плечах держалась вся наша организация.
Мое внутреннее состояние при внешнем спокойствии, оставляло желать лучшего – произошеднее тогда в кабинете Шурфа и слова Мелифаро расшатали мне нервы настолько, что я с трудом контролировал себя. Но вроде бы, получалось у меня неплохо. Во всяком случае, все оставалось по-прежнему. Пока я не решил, что пришло время прояснить ситуацию.
Выбрав день, когда все были на своих рабочих местах – невиданное дело! – я выловил Мелифаро и почти в приказном порядке потащил его в ближайший трактир.
Заказав себе по кружке камры – благо, они с Кенлех уже помирились, и у него не возникало желания выпить что-то покрепче, а сегодня он мне был нужен исключительно в трезвом уме, и желательно в твердой памяти.
- И что же стало причиной того, что ты решил осчастливить меня вылазкой в трактир, Ночная задница?
- Ты помнишь, что говорил мне дюжину дней назад, когда я тащил твое пьяное тело через весь город домой?
- Эээ... Напомни-ка? Это когда мы с Кенлех немного повздорили?
- Да-да, а ты не делай вид, что не помнишь.
- Не помню, - пискнул он.
- Вот уж врать-то не надо. В совершенстве владеешь техникой избавления от наваждений и не можешь устоять перед бутылкой «Джубатыкской пьяни»?
- Ладно, ладно, убедил. Дай угадаю, тебя заботит тот парень, про которого я тебе говорил, - в его глазах читалась едва заметная усмешка из серии «дай-ка я тебя помучаю».
- А сам-то как думаешь?
- Да сам вижу, ты с того дня ходишь сам не свой.
Чертов провидец, неужели так заметно?
- Ты рассказывай, рассказывай, - медовым голосом протянул я, подливая ему камры.
- Ни слова больше не скажу, - упрямо завел Мелифаро, - Я же обещал, в конце концов!
- Говори, а то не поздоровится, - я, конечно, шутил, но изо всех сил хотел попугать его.
- Ой, ой, я уже наложил в штанишки перед сэром Ночным кошмаром, и сейчас выложу все, что знаю, а чего не знаю, выясню в Большом архиве и тоже выложу, - пискляво дурачился он, а затем, перейдя на нормальный тон, сказал, - Макс, ты действительно ничего не понимаешь или придуриваешься? Могу сказать одно – для тебя не должо быть неприятно проявление внимания со стороны этого человека. Все, я побежал, а то меня уже заждались.
И он цветным вихрем вылетел из таверны, оставив меня наедине с блюдом пирожков и собственными мыслями. Если я правильно его понял, то... Нет, этого просто не может быть. Такое ощущение, что все все знают, кроме меня, и это здорово меня раздражало.
Вернулся на работу я в еще более растрепанном состоянии – разговор с Мелифаро если и прояснил что-то, то еще больше взволновал меня. Мысли разрывали мою голову, и я совершенно не знал, что делать дальше, и как себя вести.
Тут Шурф зашел в мой кабинет. Это было несколько неожиданно, особенно в моем эмоциональном состоянии, поэтому мне на секунду показалось, что я покраснел до корней волос, как девочка-первоклассница – со мной бывало такое и раньше, если кто-то, к кому я слишком хорошо относился, заставал меня врасплох. Конечно, от него это не укрылось, как мне показалось, но виду он не подал.
- Макс, я сегодня подумал, что ты давно не заходил ко мне, поэтому, если ты не будешь против, мы можем поехать вместе, заглянешь на чашечку камры.
- Да, это хорошая идея, - черт возьми, я был страшно взволнован, и удивлялся, как только не заикаюсь, - Я сегодня весь день провел в Управлении, поэтому Джуффин не должен быть против, если я уберусь отсюда. Только уже вечер, Хельна не будет против?
- Она уехала на несколько дней.
- Хорошо, - как можно равнодушнее сказал я, хотя все это уже привело меня в такое состояние, что я готов был устроить истерику прямо здесь и сейчас. Присутствие Шурфа в кои-то веки не приводило меня в блаженно-флегматичное настроение – похоже, у меня даже руки затряслись.
Послав для верности зов Джуффину и убедившись, что он не имеет ничего против того, чтобы я пропустил сегодняшнее ночное дежурство и передав вахту Нуминориху, я сел в амобилер Шурфа и мы поехали. По дороге мы большей частью молчали – и я невольно вспоминал его слова о том, что настоящая дружба начинается с того, что людям есть о чем помолчать.
Когда мы приехали и разместились в его уютной гостиной, я понял, что для меня представляет огромную трудность поддерживать наши обыкновенные разговоры о философии, книгах и прочих интереснейших вопросах. К счастью, или нет, но разговор о насущном начал он.
- Макс, ты сам не свой. У тебя даже руки дрожат, - его голос был таким участливым, что я едва сдержался, чтобы не вывалить на него все свои грешные переживания.
- Да... Я все не могу выкинуть из головы слова Мелифаро.
- А, те самые. Я тоже помню. Эх, Макс, Макс, мне жаль, что ты не видишь себя со стороны.
- А что? – я опять пришел в огромное смущение.
- Ты совершенно не держишь себя в руках.
Я встал и начал ходить из угла в угол.
- Вот, и сейчас, - Шурф следил за мной взглядом, расслабленно откинувшись на спинку кресла, - Я же вижу, что все это не дает тебе покоя. И также я вижу, что если этот вопрос не прояснится, то ты скоро сорвешься.
- Да, сорвусь. Сорвусь от этой грешной неизвестности, - я остановился и посмотрел ему прямо в глаза – пронзительно и пристально.
- Неизвестности? Макс, все как на ладони. Мне самому тяжело это скрывать, - вздохнул он.
- Я так понимаю, мы говорим об одном и том же? О моем...кхм...неравнодушии к одному из Тайных Сыщиков, который в данный момент сидит передо мной и пытается немного привести в порядок мои растрепанные чувства? – я, кажется, совсем потерял способность внятно и связно выражаться.
Шурф только кивнул.
- Я не знал, как ты прореагируешь на это, Макс. Если быть честным, эти чувства довольно сильно меня напугали – я был более, чем уверен, что не испытаю ничего подобного – с тех самых пор, как я стал служить в Тайном Сыске, с тех пор, как кардинально поменялся, я не испытывал ярких эмоций. Точнее, запрещал себе их испытывать, потому что они грозились уничтожить весь мой мир, защищенный, словно каменной стеной, моей отрешенностью. Я не боялся, что они останутся без ответа – ибо я научился контролировать себя, пожалуй, гораздо лучше, чем я делаю все остальное. Я испугался самого факта их наличия – словно бы в моей стене пробили здоровую брешь. Сейчас я понимаю, что это не грозит мне ничем, поэтому позволил им существовать. А когда увидел тебя в своем кабинете, и, видя твое состояние, понял, что могу надеяться на что-то. Я сейчас чувствую себя таким юным, рядом с тобой...
У меня не было слов, чтобы ответить ему, но я собрался с силами.
- Понимаешь... Я сам до одури перепугался, когда все это свалилось мне на голову. И уж никак не ожидал от тебя...взаимности.
- Твои желания всегда сбываются, сэр Вершитель.
- Вот это-то меня смущает больше всего, - я наконец перестал ходить по комнате и присел рядом с ним, - Как будто я влияю на других людей, помимо их воли заставляю жить так, как хочется мне.
- Это довольно философский вопрос. Я предпочитаю думать, что это действительно мои чувства, чего и тебе советую. Ведь мы не можем знать наверняка – что бы произошло, не обладай ты своими способностями.
В этот момент я сделал то, чего совершенно от себя не ожидал, как будто мое тело не подчинялось мне – придвинулся к нему ближе, положил голову на его плечо и неловко обнял. Он не отстранился, прижал меня к себе, будто я вот-вот собирался куда-то пропасть и едва заметно губами прикоснулся к моему виску. Я поднял голову. Видимо, в этот момент он тоже повернулся в мою сторону, потому что наши лица оказались в опасной близости друг от друга. И тогда я, словно опьяненный гаммой доселе невиданных чувств, прижался к его тонким губам. Мне на секунду казалось, что сейчас все растает, словно наваждение, он отстранит меня от себя и строго прочитает мне лекцию о правилах приличного поведения. Однако этого не произошло – все завертелось, мир превратился в безумную карусель, по телу пробежала теплая волна – я никогда бы не подумал, что хладнокровный Мастер Пресекающий Ненужные Жизни может так страстно целоваться. Его руки неспешно изучали мое тело, тонкими пальцами он скользил вдоль моего позвоночника, и его касания вызывали странную, доселе неведомую мне дрожь, как будто сквозь меня проходил электрический ток. Сейчас не существовало ничего – ни мыслей, ни всего окружающего мира, только два человека, которые творили, пожалуй, величайшее безумство в мире.
Дальнейшее произошло уже как-то само собой, и, когда настало утро, и я проснулся рядом с человеком, который еще несколько дней назад казался мне недосягаемой вершиной, то почувствовал себя настолько счастливым, что даже думать было смешно о том, что совсем недавно меня трясло, как в лихорадке, от какой-то смешной неизвестности. Казалось, что все так и было – и будет вечно.
Тихо-тихо, вглядываясь в его спящее лицо, я прикоснулся губами к щеке и прошептал:
- Шурф, я, наверное, самый сентиментальный дурак на свете, но, черт побери, я люблю тебя...
- Да нет, тогда было бы правильно назвать сентиментальным дураком и меня самого, - он улыбался, не открывая глаз – не уголками губ, а расслабленно и очень искренне. Таким я видел его на Темной стороне, и когда мы гуляли по городу из моих снов – и сейчас я начинал понимать, что это и есть настоящий Шурф.

@настроение: >.<

@темы: Слэш, Шурф/Макс

Комментарии
2012-02-19 в 23:11 

большой кусок доброго пирога
школа чарогейства и волшебства
Отдельно порадовал пьяный нытик-Мелифаро :lol:
Люблю, когда Шурф рядом с Максом становится искренним и прекрасно живым (:
Чудесно)

2012-02-19 в 23:12 

Аарадия [DELETED user]
Ланыч в шляпе, спасибо) Приятно слышать, что понравилось) :shuffle:

2012-04-01 в 15:01 

just|grape
mamihlapinatapai
Такая приятная атмосфера, особенно в первом тексте)

2012-04-16 в 23:53 

Lileo
Тесен мой мир. Он замкнулся в кольцо.(с)
Я ощущаю жуткий ООС всех персонажей, особенно Шурфа.
Не понравилось. Сорри.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Фанфики по Максу Фраю

главная